2017

Preservation instinct

 

The main motif of Fedotov-Fedorov’s art is the use of natural scientific knowledge. The artist adopts its main characteristics: the depiction of biological processes and forms from the cell to the habitat, linguistic features and ways of presenting knowledge (formulas, drawings, and so on), methodological principles and types of representation (entomological collections, card catalogues). With their help, he reveals the subjective nature of the acquisition of knowledge and its dependence on individual experience. He shows that we perceive and describe the surrounding world in accordance with the language that we use.

To develop this theme, Fedotov-Fedorov’s project Preservation Instinct  makes use of archival elements and the museum format. Several exhibition rooms are chock-full of things: objects that are neither human nor natural in form but resemble exoskeletons of extinct beings, models, samples, test tubes and laboratory flasks with unknown substances, as well as sketches, drawings, maps, and blueprints that seem, at first, to organize the “collection” and put it in order. These objects are strange and mysterious, they seem to suggest the appearance of a “post-human” world in which differences between organic nature and non-organic matter have been effaced and animals and plant species have mutated, adapted or changed so much that they have become unrecognizable. These artifacts and relics may well be the remains of the diversity of the world, bringing life to a barren apocalyptic landscape.

Fedotov-Fedorov strives to pose the question of the utility of preserving and describing these things literally a second before the collapse takes place. Perhaps, in a hostile environment at a moment of catastrophic danger, they seem like incredibly fragile and vulnerable individual lives, even if this is not actually the case? They are fragments and parts of a person’s worldview. This is why the artist tries so hard to save it by creating an archival space resembling a time capsule and filling it with everything that he can find.

Thus the archive gives rise to a distorted order and a disruption of the objective worldview, whose assemblage point is the individual perception of the surrounding world. The only thing that can reconstruct the archival space is the structure of thinking and the language codes that, among the mysterious indicators of future scenarios, make it possible to recreate the world as seen by a person living out his last days.

Инстинкт Сохранения.

Основной мотив художественной практики Федотова-Федорова связан с обращением к естественно-научному знанию. Художник присваивает его признаки: изображения биологических процессов и форм от клеточного строения до среды обитания, языковые особенности и способы фиксации (формулы, схемы и так далее), методологические принципы и тип репрезентации (энтомологические коллекции, картотеки). С помощью них он выявляет субъективную природу познавательного процесса и его обусловленность индивидуальным опытом. Он показывает, что мы воспринимаем и описываем окружающий мир в соответствии с тем языком, которым владеем.

Для раскрытия этой темы в проекте«Инстинкт сохранения» Федотов-Федоров использует элементы архива и музейный формат показа. Несколько выставочных залов переполнены вещами: ни человеческими и ни природными по форме объектами, напоминающими экзоскелеты вымерших существ моделями и образцами, пробирками и экспериментальными колбами с таинственным содержимым, а также зарисовками, схемами, картами и чертежами, на первый взгляд, упорядочивающих и организующих «коллекцию». Эти предметы таинственны и загадочны, они высвечивают очертания мира «после человека», в котором стерлись различия между органической природой и неорганической материей, животные и растительные виды мутировали, приобрели адаптивные свойства и изменились настолько, что их невозможно узнать. Может быть, все разнообразие мира исчерпывается этими артефактами и реликтами – единственным, что привносит жизнь в пустынный апокалиптический пейзаж.

Интерес Федотова-Федорова лежит в плоскости, связанной с вопросом, зачем стремиться к сохранению и описанию этих вещей буквально за секунду до коллапса? Не потому ли, что во враждебной среде, в момент катастрофической угрозы они кажутся невероятно хрупкими и ранимыми единичными жизнями даже если вовсе не являются таковыми? Они являются фрагментами и частями картины мира, которой обладает человек. И именно ее он так отчаянно пытается спасти, создавая архивное пространство подобно капсуле времени и насыщая его всем, что только может найти.

Таким образом, архив оборачивается искаженным порядком, сбоем в объективной картине мира, точкой сборки которого является индивидуальное восприятие окружающих вещей. И то, что способно реконструировать архивное пространство, – это структура мышления и языковые коды, позволяющие среди загадочных указаний для будущих сценариев воссоздать увиденный глазами человека мир, который доживает свои последние дни.















школьные файлы Материалы для учителей и учеников
Poisons museum 7th Moscow International Biennale of Contemporary Art